Армия империи Мин до середины XV века

Модератор: Дайчин-баатар

Сообщение Дайчин-баатар » 16 июл 2008, 21:05

Монгольские походы Юнлэ 1410-1424 годов По завершении войны Цзиннань император Юнлэ в течение некоторого времени не предпринимал активных внешнеполитический действий. Его правление началось с попыток дипломатическим путем укрепить оборону империи на северных рубежах. С 1403 г. были направлены послы в города Восточного Туркестана, и с 1406 г. был образован один из первых вэев в Восточном Туркестане – вэй Хами. Процесс создания многочисленных вэев на Западе начался чуть позже аналогичного процесса на Востоке империи – первый вэй в землях чжурчжэней был образован в области, носившей китайское название Цзяньчжоу (建州) в конце 1403 г. Одновременно были предприняты шаги по укреплению отношений с Кореей, где с 1392 г. власть перешла к династии Ли (李), образовавшей государство Чосон (朝鮮, 1392-1910). Было проведено разграничение на основании старых территориальных претензий Китая, заявившего в 1388 г. о принадлежности всех земель к северу, западу и востоку от перевала Телин (鐵嶺) династии Мин, а земель к югу – Корее. В обмен на это китайцы вносили поправки в родословные записи о корейском правящем роде, на основании которых готовились дипломатические документы – корейцы давно пытались настоять на собственной версии родословной основателя династии Ли Сонге, но добиться этого им удалось далеко не сразу. В 1405-1406 годах Юнлэ предпринял ряд мер по укреплению обороноспособности Китая на крайнем Западе – в Ганьсу, где ожидалось вторжение войск Тимура. Однако Тимур выделил для похода всего лишь 20 тысяч воинов, что делало его замыслы более похожими на обычный грабительский набег, а не на серьезный план по восстановлению власти монгольской династии над Китаем. Поэтому размах китайских военных приготовлений был невелик.

В 1408 г. Юнлэ потребовал от монголов признать вассалитет от империи Мин. Монголы убили послов и в следующем году китайцы послали карательную экспедицию в Монголии. Однако хан Бунияшири разгромил карателей у р. Тола и стал готовиться к отражению следующего китайского похода. В 1410 г. китайцы предприняли первый из серии походов в Монголию, задуманных императором Юнлэ в качестве меры по приведению монголов к покорности. Монголы встретились с китайцами у реки Онон и потерпели в битве тяжелое поражение. Хан бежал к ойратам, и Монголия осталась без верховного правителя. Но китайцам не удалось воспользоваться ситуацией – следующий поход состоялся лишь в 1414 г. Монголы окружили войска императора, но были встречены плотным огнем из огнестрельного оружия и вновь были разбиты. По всей видимости, китайские войска в походе опирались на вагенбурги из боевых повозок, что позволяло им быстро перейти из походного в боевое положение. В 1421 г. Юнлэ перенес столицу из Нанкина (南京) в Пекин (北京) для усиления обороны северных границ. Вслед за этим были проведены походы в 1422 и 1423 годах, имевшие лишь тактический успех. В 1423 г. имело место первое столкновение китайцев с ойратами, совершившими набег на китайские владения на северо-западе, однако конфликт был разрешен дипломатическим путем и Юнлэ потребовал от ойратов принять участие в походе на монголов в 1424 г. Выступив летом 1424 г. в поход, Юнлэ не смог завершить своего начинания – 12 августа 1424 г. он умер в своей походной ставке. Войска были отведены обратно. Период активных действий империи Мин против монголов был завершен. Угроза национальной независимости Китая со стороны Монголии была ликвидирована, однако опасность набегов на приграничные районы устранена не была.
В те времена, когда скакал
Ветра быстрее конь Аранзал,
Пика не только пестрой была -
Пестрая пика острой была!
Аватара пользователя
Дайчин-баатар
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 3539
Зарегистрирован: 21 май 2008, 16:19
Откуда: Москва

Сообщение Дайчин-баатар » 16 июл 2008, 21:05

Борьба с японскими пиратами. Сражение у берегов Ляодуна в 1419 г. С 1372 г. японские пираты, до этого осуществлявшие свои набеги в основном на территорию Кореи, начали совершать нападения на территорию империи Мин. Первоначально император Хунъу улаживал подобные вопросы дипломатическим путем, ведя переговоры с японскими дайме (大名) тех провинций, откуда происходили пираты, но к началу правления Юнлэ рычаги дипломатического воздействия на пиратов были потеряны. Занятое войной во Вьетнаме, походами в Монголию и организацией экспедиций в Южные моря, минское правительство не могло выделить большие силы для обороны восточного побережья. К тому же, здесь оказались замешанными экономические интересы китайской элиты, получавшей большие прибыли от незаконной торговли с Японией. Поэтому меры по наведению порядка были неэффективными, несмотря на запрет морской торговли, введенный в 1371 г. и неоднократно подтверждавшийся впоследствии, организацию береговой обороны, размещение патрульных флотилий и охранных гарнизонов вдоль восточного побережья. В 1405 г. был совершен один из наиболее крупных походов китайских сил береговой обороны под руководством Ча Биня, Фэн Биня и Цзян Цина вдоль всего восточного побережья Китая. В 1419 г. китайские войска береговой обороны навязали крупное морское сражение японцам у берегов Ляодуна. В результате китайцы захватили 857 пленных и сдали начальству 742 головы, отрубленные у убитых пиратов. В том же году корейские войска совершили успешный поход против японских пиратов, базировавшихся на острове Цусима (對馬島). Неизвестно, действовали ли корейские и китайские военные по согласованному плану, или же японские пираты, столкнувшись с активным противодействием корейцев, решили изменить маршрут похода и напасть на Китай, где и были разгромлены войсками береговой обороны.
В те времена, когда скакал
Ветра быстрее конь Аранзал,
Пика не только пестрой была -
Пестрая пика острой была!
Аватара пользователя
Дайчин-баатар
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 3539
Зарегистрирован: 21 май 2008, 16:19
Откуда: Москва

Сообщение Дайчин-баатар » 16 июл 2008, 21:05

Вьетнамо-китайская война 1406-1428 годов В 1406 г. Юнлэ предъявил территориальные претензии к Вьетнаму, где правила династия Хо (1400-1407), не признаваемая Китаем легитимной. Правитель Вьетнама Хо Кюи Ли был вынужден пойти на уступки, но Юнлэ счел необходимым ввести китайские войска в Северный Вьетнам. Лозунгом, под которым произошло вторжение, было восстановление порядка во Вьетнаме и наказание узурпатора Хо Кюи Ли. Началась длительная вьетнамская война. Первые ее сражения развивались по сценарию, разработанному Юнлэ – в ноябре 1406 г. 2 войсковые колонны общей численностью более 100 тысяч человек вступили во Вьетнам с севера и северо-запада. В их составе было около 20 тысяч солдат, вооруженных ручницами и большое количество кавалерии. Армия Чжан Фу вошла во Вьетнам через Гуанси, а Ма Шэна – через Юньнань. Первое сражение колонны Чжан Фу с 20-тысячной вьетской армией произошло у Ай-луу, второе, с 30-тысячным войском вьетов – у перевала Келанг. В обоих случаях вьетские войска были наголову разгромлены. В конце декабря 1406 г. китайцы стали готовить корабли для переправы через Красную реку, но были атакованы 19 января 1407 г. отрядом вьетов, перешедших реку и обстрелявших китайский лагерь из огнестрельного оружия. Вьетские войска были вновь уничтожены и китайцы беспрепятственно переправились через Хонгха. 19-20 января произошло крупное сражение за крепость Добанг, ключ к обороне всего северного Вьетнама. Сильно укрепленную крепость, имевшую множество вспомогательных укреплений в виде ям-ловушек, частоколов, а также 2 рвов, заполненных водой, китайцы взяли комбинированным ударом со всех 4 сторон. Обе стороны активно применяли огнестрельное оружие, вьеты вывели против китайцев большое количество боевых слонов, но огнестрельное оружие позволило китайцам успешно отразить атаки элефантерии и разгромить вьетскую пехоту. 20 января китайцы заняли одну из вьетских столиц – Тханглонг (совр. Ханой), а 26 – вторую столицу – Тайду. 21 февраля в речной битве у Лыок-зянг китайцы уничтожили 10-тысячное войско вьетнамских солдат под командованием Хо Нгуен Чанга – сына Хо Кюи Ли. 18 марта в речном сражении у Фунгхоа вьеты потерпели очередное поражение. 4 мая 1407 г. в грандиозном сражении у заставы Хам-ты вьеты потеряли около 1000 боевых судов и более 10000 солдат убитыми. Бежавший на юг Хо Кюи Ли и его сыновья попали в плен к китайцам 17-18 июля 1407 г. Формально война была окончена.

Однако, вместо того, чтобы посадить на престол угодного Китаю правителя и вернуться в Китай, минские войска оккупировали страну и Юнлэ попытался превратить Вьетнам во внутренние земли Китая. Началась партизанская борьба вьетов против захватчиков. Сначала китайцы одерживали победы – например, 3 сентября 1409 г. во второй битве у Хам-ты китайцы разгромили вьетское войско и захватили более 400 кораблей, 12 февраля 1410 г. вьеты были разбиты в префектуре Донг-хо, 6 августа 1411 г. – у Чуу-чхан, 6 сентября 1412 г. – в устье реки Тхань-дау, а 7 декабря 1421 г. в префектуре Нгок-ма произошло сражение между китайцами и тайцами, выступившими на стороне вьетнамских патриотов. В результате атака тайских слонов была отбита огнем китайских пушек и тайцы потерпели тяжелое поражение.

Однако в 1418 г. повстанцев возглавил талантливый полководец Ле Лой, выходец из мелких чиновников. В результате его успешных действий мелкие отряды вьетов уничтожали караваны с продовольствием, уничтожали отдельных китайских солдат и постепенно переламывали обстановку в свою пользу. В 1418, 1420, 1421, 1424 и 1425 годах Ле Лой наносил поражения минским войскам. К 1421 г. китайцы могли удерживать только земли северного Вьетнама.

В 1423 г., пользуясь тем, что китайцы перестали вести активные действия во Вьетнаме (это было связано с очередным крупномасштабным походом на монголов), Ле Лой заключил перемирие с командованием минских войск. Китайцы попытались подкупом разложить руководство вьетов, но не преуспели в этом. В начале 1424 г. Ле Лой нарушил перемирие, заняв крепости в Тхань-хоа, весной 1425 г. прорвались в центральную провинцию Нге-ан и летом 1426 г. заняли ее полностью. Осенью 1426 г. во Вьетнам были посланы подкрепления во главе с Ван Туном, которые должны были обеспечить оборону крепостей Тханглонг, переименованной китайцами в Дунчэн (東城), и Диеу-зиеу, расположенной на левом берегу Красной реки. Однако вьеты уже захватили стратегическую инициативу и китайцы были вынуждены лишь удерживать крепости.

4 декабря 1426 г. Ле Лой атаковал Нин-киеу, обороняемый минской армией под командованием Ван Туна. Китайцы легко отразили атаку и вышли в поле преследовать отступавших вьетов. Однако Ле Лой попросту заманивал китайцев в ловушку и в тяжелой полевой битве минские войска потерпели поражение. Потери китайцев составили около 20 тысяч человек убитыми, раненными и пленными. В числе трофеев вьетам досталось современное огнестрельное оружие. Ле Лой решил продолжить успешно начатую операцию и, создав осадную технику при помощи китайских пленных, осадил Дунчэн и Диеу-зиеу 8 декабря 1426 г. Попытки деблокировать осажденных в январе-феврале 1427 г. оказались неудачными и вьеты смогли захватить много оружия и пленных. В феврале 1427 года пала крепость Диеу-зиеу, а в апреле – Дунчэн. 2 апреля пала и стратегически важная крепость Там-зианг. 28 апреля 1427 г. после девятимесячной осады и ожесточенного штурма пала крепость Хыонг-зианг, ключ к системе минской обороны в северном Вьетнаме. В начале октября 1427 г. во Вьетнам были направлены две колонны китайских войск из Гуанси и Юньнани. Колонна Аньян-вана Лю Шэна, шедшая из Гуанси, была наголову разгромлена вьетами в боях, продолжавшихся с 8 октября по 3 ноября. Сам Лю Шэн погиб в бою. Вторая колона, узнав о разгроме Лю Шэна, начала отступление, но была атакована вьетами и в арьергардных боях потеряла большое количество людей и снаряжения.

К 3 января 1428 г. остатки китайских войск были выведены на территорию Гуанси по договору с Ле Лоем, провозгласившим себя основателем династии Ле (1428-1788). Однако, стремясь избежать дальнейшей войны с империей Мин, Ле Лой благоразумно предпочел признать свой номинальный вассалитет и обвинить во всем нерадивых китайских военачальников типа Ван Туна, которые нарушили приказы китайского императора и своими поборами и произволом заставили вьетов взяться за оружие. Таким образом, формально Китай добился своей цели, несмотря на серьезное военное поражение. Война во Вьетнаме серьезно истощила ресурсы империи.
В те времена, когда скакал
Ветра быстрее конь Аранзал,
Пика не только пестрой была -
Пестрая пика острой была!
Аватара пользователя
Дайчин-баатар
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 3539
Зарегистрирован: 21 май 2008, 16:19
Откуда: Москва

Сообщение Дайчин-баатар » 16 июл 2008, 21:06

Посольство Хоу Сяня в Тибет и война с местными племенами в 1427 году После прихода к власти, император Юнлэ стал искать дополнительные вохможности укрепить свое положение как на внешнеполитическом поприще, так и внутри страны. По словам В.Д. Шакабпы, «Минский двор, следуя традиции прежней монгольской династии, стал для себя в Тибете нового духовного наставника». Один из крупных дипломатов эпохи Юнлэ, евнух Хоу Сянь, неоднократно посещавший Индию, страны Индокитая и гималайские княжества, был направлен 1403 г. в Тибет, чтобы пригласить оттуда известного наставника Шанши-халима. Хоу Сянь вернулся в 1406 г. вместе с Шанши-халима, которому были пожалованы многочисленные титулы, оказаны всяческие почести и в 1407 г. во время торжественной церемонии при дворе минского императора вручена духовная власть над всеми буддистами Поднебесной. Судя по всему, это был упомянутый Сумба Хамбо Ишбалджиром пятый иерарх секты Кармапа (Karma nga pa) Дэбшин-шэгпа (De Bzhin gShegs Pa, 1384-1415), хотя тибетский историк указывает датой выезда Дэбшин-шэгпа в Китай 1407 г. Помимо укрепления контроля за умонастроениями китайских буддистов, Юнлэ получал дополнительные рычаг воздействия на монгольскую знать, среди которой буддизм активно распространялся в период Юань. Интерес Минов к Тибету оставался высоким и на протяжении последующих лет. Это было связано с непрекращающейся борьбой против монголов, в которой империя Мин была вынуждена перейти к стратегической обороне. Хоу Сянь был в очередной раз направлен в Тибет в 1427 г. передать императорские подарки главам местных племен. По обычаю, зародившемуся еще во времена правления императора Юнлэ, посла сопровождали многочисленные войска. Хоу Сянь посетил Западный Тибет. На обратном пути на посольство напали местные племена, но Хоу Сянь принял бой и в тяжелом бою разгромил врага, предоставив ко двору отрубленные головы вражеских воинов в качестве доказательства своей победы. На первый взгляд, нелогично относить стычку эскорта посольства с грабителями в разряд войн, которые вела империя Мин, но указание «Мин ши» (明史) свидетельствует, что это было действительно крупное сражение – за подвиги в этом бою были награждены более 460 солдат минской армии. К сожалению, подробности сражения в «Мин ши» отсутствуют. Однако там упоминается, что по заслугам в дальних походах, в том числе и военным, Хоу Сянь являлся вторым после прославленного флотоводца и дипломата Чжэн Хэ.
В те времена, когда скакал
Ветра быстрее конь Аранзал,
Пика не только пестрой была -
Пестрая пика острой была!
Аватара пользователя
Дайчин-баатар
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 3539
Зарегистрирован: 21 май 2008, 16:19
Откуда: Москва

Сообщение Дайчин-баатар » 16 июл 2008, 21:06

Морские походы Чжэн Хэ (1371-1435) в 1405-1422 и 1431-1433 годах После окончания войны Цзиннань император Юнлэ был сильно обеспокоен возможностью появления претендента на престол в лице свергнутого им племянника Чжу Юньвэня – после взятия Нанкина трупа молодого императора найти не смогли и, несмотря на официальную версию о том, что он сгорел в охваченном пожаром дворце, в народе ходили слухи, что Чжу Юньвэнь бежал в страны Южных морей, переодевшись буддийским монахом. Поэтому посольства, устанавливавшие контакты с соседними государствами, имели и секретную задачу найти Чжу Юньвэня и доставить его в Китай. К тому же актуальным стал поиск союзников для войны с державой Тимура. Поэтому летом 1405 г. началась первая экспедиция в страны Южных морей под руководством тайцзяня Чжэн Хэ. Флотилия насчитывала 162 больших корабля и около 28 тысяч матросов и солдат. Результаты первого плавания не позволили обнаружить следов Чжу Юньвэня, но привели к усилению влияния Китая в странах Южных морей. Поэтому было решено продолжить эти экспедиции. Всего Чжэн Хэ совершил 7 экспедиций:

1) 1405-1407 – из Фуцзяни флотилия прошла мимо Индокитая и островов Индонезии и дошла до Калькутты.
2) 1407-1409 – тот же маршрут.
3) 1409-1411 – тот же маршрут.
4) 1413-1415 – дойдя до Калькутты, флотилия направилась к Ормузу в Персидском заливе.
5) 1417-1419 – дойдя до Ормуза, флотилия направилась в Красное Море и к берегам Сомали. Спускаясь к югу, флотилия достигла Занзибара.
6) 1421-1422 – тот же маршрут.
7) 1431-1433 – флотилия достигла Ормуза, а сам Чжэн Хэ, бывший мусульманином, с отрядом кораблей дошел до Джидды на Красном море и совершил хадж в Мекку.

В ходе экспедиций Чжэн Хэ его войскам приходилось вступать в сражения с местным населением. Глобальное военно-техническое превосходство обеспечило победу китайских войск в сражениях на Палембанге (1407), Цейлоне (1410) и Суматре (1414). Значительных выгод Китаю эти экспедиции не принесли, но влияние империи Мин в Юго-Восточной Азии временно возросло.
В те времена, когда скакал
Ветра быстрее конь Аранзал,
Пика не только пестрой была -
Пестрая пика острой была!
Аватара пользователя
Дайчин-баатар
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 3539
Зарегистрирован: 21 май 2008, 16:19
Откуда: Москва

Сообщение Дайчин-баатар » 16 июл 2008, 21:06

Войны с шанскими княжествами Бирмы После падения династии Юань, постоянно контролировавшей ситуацию в приграничных районах Бирмы размещением там относительно немногочисленных гарнизонов, в регионе образовался вакуум власти, чем постарались воспользоваться князья горных племен шан, проживавших в Бирме вдоль границы с провинцией Юньнань. В 1383 г., ликвидировав монгольские гарнизоны в Юньнани, империя Мин установила официальные отношения с бирманским королевством Ава, пожаловав бирманского короля Минджи Свасоке титулом «правителя Бирмы». Однако это не помогло ни китайцам, ни самому Минджи Свасоке – шанские князья продолжали свои набеги как на Аву, так и на Юньнань. Ситуация менялась очень тяжело – условия войны в горах и тропических лесах не позволяли китайским войскам нанести решительный удар по войскам шанских князей. Со своей стороны, шанские князья поддерживали антиминские настроения в приграничных районах Юньнани и пытались воссоздать сильное государство Дали (大理, 738-1253) , разгромленное монголами в 1252-1253 годах. К 1440-м годам ситуация накалилась настолько, что минские войска были вынуждены предпринять несколько походов за пределы Юньнани. В ходе этих войн коалиция шанских князей была разбита и отдельные правители формально принесли повинную императору Великой Мин. Они были прощены и получили китайские звания, но затишье на границе было относительным – через некоторое время набеги возобновились. Однако они уже не имели столь глобального характера и не могли привести к воссозданию государства Дали.
В те времена, когда скакал
Ветра быстрее конь Аранзал,
Пика не только пестрой была -
Пестрая пика острой была!
Аватара пользователя
Дайчин-баатар
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 3539
Зарегистрирован: 21 май 2008, 16:19
Откуда: Москва

Сообщение Дайчин-баатар » 16 июл 2008, 21:07

Война с ойратами 1449-1450 годов К середине XV века военная мощь империи Мин серьезно ослабла – умерли или были казнены многие опытные полководцы, сражавшиеся под знаменами императора Юнлэ, армия стремительно теряла боеспособность в связи с возвратом династии к гражданским методам управления. В 1448 г. произошел инцидент с посольством ойратского Эсен-тайши. Возмущенные наглым нарушением условий торгового соглашения, китайские чиновники оставили ойратских послов без вознаграждения и прекратили торговлю. Ойратский правитель счел себя обиженным и, объединившись с монголами, напал на город Датун. Командующий китайским гарнизоном в Датуне У Хао вышел в поле навстречу кочевникам, но был наголову разгромлен и погиб в бою. Направленное на помощь гарнизону Датуна войско под командованием родственника императора Цзин Юаня было также наголову разгромлено. В бою была потеряна вся конница. Тогда во главе войск встал сам молодой император Чжэнтун, несмотря на протесты опытных полководцев. 4 августа 1449 г. армия выступила из Пекина и 18 августа 1449 г. подошла к Датуну. Монголы не приняли боя и отошли к границе. Однако в 60 км. к северо-западу от Датуна 3 китайские колонны были перехвачены монголами и из-за отсутствия связи между собой были разгромлены Эсен-тайши. Погибли полководцы Сун Ин и Чжу Мянь, а Го Цзин бежал и прорвался в Датун, где среди минских солдат начались повальные болезни. Одновременно пришли известия о набеге чжурчжэней и урянхайцев на Ляодун. По совету евнуха Ван Чжэня, фактически державшего в своих руках молодого императора, минские войска начали отступление на северо-восток. Однако, исходя из корыстных мотивов, Ван Чжэнь внезапно настоял на изменении маршрута движения. В результате возникла неразбериха. Сопровождавшие отступающих китайцев монголы Баян Тимура нанесли удар по китайскому арьергарду. Отразить его смогла дворцовая гвардия, но монголы заняли окрестные холмы и обстреливали китайцев, не вступая в ближний бой. Командир гвардейцев У Кэчжун предпринял попытку навязать монголам ближний бой, но был встречен подошедшими основными силами Эсен-тайши и погиб в бою. Чжэнтун бросил на помощь погибающей гвардии еще один крупный отряд войск под командованием Чжу Юна и Се Шоу, но они попали в засаду, оставленную монголами на месте разгрома гвардии, и погибли вместе со своими воинами. 30 августа 1449 г. минские войска заняли позиции у малой крепости Тумубао. Позиция была очень неудачной – монголы не могли взять штурмом китайские земляные укрепления (валы и рвы), но и китайцы не могли пройти к реке за водой. Эсен-тайши окружил китайцев, и начались переговоры о мире. Воспользовавшись переговорами, Ван Чжэнь приказал 2 сентября передвинуть лагерь ближе к реке, чтобы не страдать от недостатка воды. В результате китайские войска оставили укрепленные позиции и вышли в поле. Порядок в войсках был нарушен – все стремились быстрее напиться и монголы, воспользовавшись случаем, нанесли удар. Большая часть минского войска была уничтожена, Ван Чжэня зарубил один из минских военачальников, обвинив его в предательстве, а император попал в плен к ойратам. Ойратам досталось гигантское количество огнестрельного оружия – 28 тысяч ручниц и свыше 440 тысяч стрел-ракет.

22 сентября 1449 г. на престол в Пекине взошел оставленный местоблюстителем трона брат Чжэнтуна – Чжу Циюй (правил под девизом Цзинтай, 景泰 с 1449 по 1457). Император Цзинтай воспользовался стратегической ошибкой Эсен-тайши, попытавшегося начать переговоры, используя факт пленения Чжэнтуна для давления на Китай – назначив командующим энергичного полководца Юй Цяня, он готовился к обороне Пекина. Юй Цянь настоял на том, чтобы столица осталась в Пекине. 27 октября 1449 г. ойраты осадили Пекин и предъявили китайцам свои требования. Но Юй Цянь не стал вступать в переговоры. 29 октября 1449 г. ойратско-монгольские войска начали штурм ворот Дэшэнмэнь и Сичжимэь в северо-западной части города. Однако у ворот Дэшэнмэнь китайцы совершили успешную кавалерийскую вылазку, а затем обстреляли подступивших к воротам монголов из пушек. Удар одного из китайских кавалерийских отрядов, остававшихся вне Пекина, в тыл наступающим, заставил их отказаться от продолжения штурма ворот Дэшэнмэнь. В результате ожесточенного боя китайцы отстояли и ворота Сичжимэнь. 30 октября монголы и ойраты штурмовали ворота Чжанъимэнь и смогли ворваться в Пекин, но в упорных уличных боях они понесли большие потери и были вынуждены отступить. 31 октября Эсен-тайши предпринял ночной штурм, но китайцы массированно применили артиллерию и организовали комбинированный удар войск гарнизона и кавалерийского отряда, находившегося за пределами Пекина. Монгольские войска понесли значительные потери и отступили. 2 ноября 1449 г. осада была снята, монголы и ойраты стали отступать на северо-запад, попутно разоряя все вокруг. В 1450 г. Эсен-тайши прислал послов и между империей Мин и Монголией были восстановлены торговые и дипломатические отношения.
В те времена, когда скакал
Ветра быстрее конь Аранзал,
Пика не только пестрой была -
Пестрая пика острой была!
Аватара пользователя
Дайчин-баатар
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 3539
Зарегистрирован: 21 май 2008, 16:19
Откуда: Москва

Сообщение Дайчин-баатар » 16 июл 2008, 21:07

Ослабление армии С момента прихода к власти императора Юнлэ в стране начал отчетливо проявляться процесс ослабления вооруженных сил. Казалось бы, возникал парадокс – империя проводит активную внешнюю политику, часто одерживает крупные победы, но армия стремительно теряет боеспособность. Тем не менее, у этого явления были вполне объяснимые причины – император Хунъу, пришедший к власти в результате восстания, стремился физически устранить всех возможных конкурентов из числа бывших соратников. Достаточно сказать, что к началу войны Цзиннань прославленный военачальник Гэн Бинвэнь, сражавшийся на стороне правительственных войск, оказался едва ли не последним представителем когорты соратников императора Хунъу. К тому же в стране, успешно завершившей процесс изгнания монголов за пределы собственно китайских земель, остро ощущалась потребность перейти от военных методов управления к гражданским, чтобы нормализовать внутриполитическую ситуацию и стабилизировать экономику и финансы. Император Юнлэ, понимая это, продолжал покровительствовать военным из числа тех, кто выступил на его стороне в ходе войны Цзиннань, однако полномочия военных были неофициальными – Юнлэ сознательно не закреплял положение своих сторонников какими-либо законодательными нормами. При любой смене власти или изменении политического курса выдвиженцы из числа военных оказывались наиболее уязвимой частью правящей элиты. Это способствовало развитию временщицких настроений в рядах генералитета, стремлению использовать солдат в качестве крепостных для обеспечения собственного будущего в случае утраты поста. Отсутствие непосредственной военной опасности вело к тому, что в рядах командного состава возобладали настроения, более свойственные крупным феодалам-землевладельцам, а не военачальникам – они стремились всеми силами отправить на поля в качестве земледельцев как можно больше солдат, пренебрегая военным обучением. Отдельные протесты государственных деятелей, озабоченных состоянием вооруженных сил, тонули в общем потоке (доклады Ли Сяня 1410, У Гао 1411, Го Ляна 1413, Фан Биня 1415, Дэн Чжи 1420 и др.) просьб об оставлении в строю минимального количества солдат и разрешении на их эксплуатацию командирами подразделений. Войска быстро превращались в особую категорию государственных крестьян, а военачальники – в военных чиновников и помещиков. Одновременно происходило присвоение материальных ценностей военными чиновниками – в 1429 г, несмотря на масштабные усилия правительства по обеспечению армии конями, у войск, расквартированных в Сычуани, даже в кавалерийских частях из каждого десятка 8-9 человек не имели коней.

Сражения во Вьетнаме в 1406-1427 годах отчетливо показали слабую сторону китайской армии – если в открытом правильном бою, разворачивающемся на условиях, диктуемых минскими полководцами, вьетские войска не могли оказать китайцам сколько-нибудь эффективного сопротивления, то в мелких стычках, сопровождавших партизанскую войну, которую предпочитали вести вьеты, минские солдаты зачастую терпели поражения. Сделав ставку на бой с небольшими отрядами китайцев, неспособными в силу своей немногочисленности, эффективно применять огнестрельное оружие, вьеты смогли добиться морального перевеса и, в конечном счете, полной победы над деморализованными китайскими войсками, окруженными в ряде крепостей на севере Вьетнама. Армия быстро слабела – бюрократизация командного аппарата, стремление армейских начальников использовать солдат большей частью на полях в качестве зависимых земледельцев, а не в качестве боеспособных солдат, проходящих предписанную законами практику , постоянное казнокрадство и отсутствие после смерти императора Юнлэ сильного политического лидера привели к быстрому разложению армию. В период 1410-1420 годов признаки разложения армии стали проявляться особенно отчетливо – в столицу постоянно поступали доклады о падении уровня сельскохозяйственного производства в военных поселениях, о недостаточно интенсивном обучении войск, о пьянстве и взяточничестве среди командного состава. Воины, способные к несению действительной службы, утаивались местным командованием от обучения на местах и в Пекине, а для исполнения служебных обязанностей привлекали молодежь и престарелых. Оружие и неприкосновенные запасы на складах продовольствия и вещевого довольствия расхищались, несмотря на запреты частной торговли оружием и кары, предписанные законами за казнокрадство. Офицеры превращали свои должности в источник постоянного дохода, не занимаясь изучением военного дела. Даже император Юнлэ признавал, что его распоряжения по усилению боеспособности армии «остаются лишь на бумаге».

Проникновение евнухов в высшее военное руководство империи, начавшись при императоре Юнлэ , также способствовало быстрому ослаблению армии. Впоследствии засилье евнухов стало настолько тотальным, что в 1449 г. мало кто рискнул противоречить евнуху Ван Чжэню вплоть до самого поражения в битве при Тумубао. Цинские императоры, ознакомившись с историей династии Мин, в качестве одного из средств по предотвращению падения боеспособности армии запретили вмешательство евнухов в государственные дела.

Сокращалось даже тщательно культивирующееся правительством производство зерна в военных поселениях – офицеры использовали солдат для работ в своих личных хозяйствах, пренебрегая работой на казенных полях. Данные по падению сельхозпроизводства в начале XV века опубликовал А.А. Бокщанин в своем труде «Императорский Китай в начале XV века». Для наглядности иллюстрации процесса разложения армии представляется уместным привести ее здесь целиком.

Табл. 2. Налоговые поступления с военных поселений в данях зерна
Год Зерно Год Зерно Год Зерно
1403 23450799 1410 10368550 1417 9282180
1404 12760300 1411 12660970 1418 8119670
1405 22467700 1412 11781107 1419 7930920
1406 19792050 1413 9109110 1420 5158040
1407 14374240 1414 9738690 1421 5169120
1408 13718400 1415 10358250 1422 5175345
1409 12229600 1416 9031970 1423 5171218

Таким образом, утратившие свои боевые навыки солдаты быстро превращались в обычных крепостных земледельцев, приписанных к военному ведомству и жестоко эксплуатируемых собственным начальством на принадлежавших офицерам полях и в домашних хозяйствах. Естественно, что и боеспособность этих войск была невелика.

В результате непрекращающихся войн конца XIV – начала XV веков минские войска отступили с территории ряда занятых ими бывших округов империи Юань и к концу правления императора Юнлэ китайская граница проходила преимущественно по линии Великой Китайской Стены. Надо отметить, что часть временно оккупированных китайцами районов была эвакуирована в результате военных побед монголов (например, эвакуация вэя Синхэ 興和衛 в 1370 г.), а часть – в результате политических уступок, предоставленных союзным монгольским аймакам императором Юнлэ (например, пожалование аймаку үджиэдов права кочевать на южной стороне Иньшаньских гор параллельно Великой Китайской Стене). Однако переход империи Мин от стратегического наступления к обороне на всех фронтах очевиден. Катастрофа при Тумубао в 1449 г., прекращение экспансии во Вьетнаме, завершение крупномасштабных морских экспедиций в 1430-х годах и отвод сил береговой обороны с островных баз на береговые в 1452 г. ознаменовали начало военного упадка империи.
В те времена, когда скакал
Ветра быстрее конь Аранзал,
Пика не только пестрой была -
Пестрая пика острой была!
Аватара пользователя
Дайчин-баатар
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 3539
Зарегистрирован: 21 май 2008, 16:19
Откуда: Москва

Сообщение Дайчин-баатар » 16 июл 2008, 21:08

Заключение

Начальный период (1368-1424) правления династии Мин ознаменовался созданием боеспособных национальных вооруженных сил, вооруженных по последнему слову военной техники и применявших передовые тактические разработки. Активная внешняя политика поддерживала вооруженные силы страны в состоянии постоянной боеготовности. Массовое применение огнестрельного оружия в совокупности с массовым же характером армии позволяли минским императорам поддерживать высокую военную активность в первые годы после основания новой династии. Уровень развития военного дела в Китае второй половины XIV – первой половины XV веков существенно превосходил аналогичный уровень в Европе.

Так, битвы между швейцарцами и бургундцами при Грансоне и Муртене (1476), в которых европейские войска массово применили огнестрельное оружие и полевые заграждения, напоминают боевую практику периода Юнлэ (1402-1425) во время войны во Вьетнаме, когда массовый огонь из ручниц и устройство полевых укреплений позволяли китайцам неоднократно громить войска вьетов. Плотные пехотные построения были основой боевых порядков китайских войск еще в ходе национально-освободительной войны против монголов в 1350-1360-х годах (а до этого – еще в эпоху Сун). Следует отметить, что активное использование пехоты в Западной Европе в XIV веке ограничивалось несколькими регионами (Италия, Англия, Фландрия и Швейцария), при этом рыцарская конница абсолютно господствовала на полях сражений во Франции, Австрии, Испании и Германии.

Массовое применение огнестрельного оружия и, в т.ч., артиллерии, также началось в Китае на несколько десятилетий ранее, чем в Европе. Например, применение тяжелых артиллерийских орудий в полевом бою отмечено для империи Мин в 1407 г. в ходе битвы при Фунгхоа. Для Европы же мы имеем смутные упоминания о применении неких артиллерийских орудий в битвах при Пуатье (1356) и на Косовом Поле (1389). Однако в отличие от сражения при Фунгхоа, в обоих случаях оказать какое-либо влияние на ход сражения эта артиллерия не смогла по причине конструктивного несовершенства и отсутствия тактических основ ее применения в полевом бою. Даже такая оригинальная, на первый взгляд, тактическая форма, как передвижные укрепления чешских таборитов в 1420-1434 годах, применялись в Китае со времен династии Сун. В ходе же войн с монголами в 1368-1424 годах применение минскими войсками передвижных укреплений было особенно активным.

Такое положение дел объясняется не каким-либо исключительным характером военного дела китайцев, а особенностями социально-политического развития этой страны, конкретными условиями, в которых происходили войны этого народа. Широкая социальная база вооруженных сил, состоящая преимущественно из национальных кадров, развитая экономика оседло-земледельческого общества, удачно дополняемая скотоводческой специализацией национальных окраин империи позволяли создать массовую боеспособную армию, сбалансированную по родам войск. Условия противостояния с многочисленной конницей основного противника – монголов – позволили выработать совершенную для своего времени тактику, основанную на сочетании пехотного строя и ударных кавалерийских групп. Высокий уровень развития науки и ремесел стал залогом массового вооружения армии современнейшим огнестрельным оружием.

Однако общий упадок империи Мин к началу второй четверти XV века привел к стагнации военного дела в Китае, а отсутствие противника, обладавшего адекватным уровнем развития военного флота и фортификации имело следствием консервации военно-технических разработок на одном и том же уровне. Постоянная органическая потребность китайского общества в преимущественно гражданском управлении, вызванная сложностью управления развитым государственным аппаратом на огромной площади и поддержания хозяйства страны в удовлетворительном состоянии также не способствовала развитию военных технологий и военного дела. В то же самое время в Европе существовали многочисленные небольшие государства с примерно одинаковым уровнем военного дела, постоянно ведущие между собой большие и малые войны. Отсутствие предельно бюрократизированного общества, жестко сковывавшего инициативу каждого отдельного индивида, иное отношение к торговле и ремеслу, а также прикладным наукам сделали возможным быстрое развитие военного дела в Европе.

Однако дальнейший ход истории ярко продемонстрировал огромный потенциал китайского народа – создав в конце XIV – начале XV веков большой задел в области развития военного искусства и техники, Китай вновь мобилизовал свои ресурсы к середине XVI века, когда вновь возникли внешнеполитические обстоятельства, угрожающие национальной независимости. В условиях докапиталистического общества ярко проявился дискретный характер развития военного дела в Китае, когда очередной период высокого военного напряжения, связанный с грандиозными успехами в развитии военного искусства, сменялся очередным периодом длительного мира, консервирующим достижения предшествующего периода. В дальнейшем цикл повторялся – от первых поражений, вызванных неготовностью военной машины империи к противостоянию врагу в изменившихся условиях, до стабилизации обстановки с привлечением колоссального экономического и научного потенциала страны, и до создания адекватного, зачастую нелинейного ответа врагу, позволяющего отстоять национальную независимость. Вплоть до конца XVIII века военный потенциал Китая был адекватен военному потенциалу таких развитых европейских стран, как Российская и Британская империи. Лишь гигантский технологический скачок, произошедший в конце XVIII века, позволил изменить ситуацию к концу второй четверти XIX века, когда европейские страны получили неоспоримое военное превосходство над Китаем.
В те времена, когда скакал
Ветра быстрее конь Аранзал,
Пика не только пестрой была -
Пестрая пика острой была!
Аватара пользователя
Дайчин-баатар
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 3539
Зарегистрирован: 21 май 2008, 16:19
Откуда: Москва

Пред.

Вернуться в Центральная Азия, Сибирь и Дальний Восток, XV-XX век

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1