Двойная тайна «Орлеанской Девы»

Модератор: Analogopotom

Двойная тайна «Орлеанской Девы»

Сообщение Gosha » 03 авг 2012, 16:09

ГЕРБ ЖАННЫ ДЕВСТВЕННИЦЫ

Изображение
Орлеанска Дева в образе святой (Спасительница Франции)
В XV веке, веке расцвета «рыцарства» подчинить своей воле рыцарское воинство одной веры уже было недостаточно. Предвидения и вещих снов тем более было не достаточно для управления войском. Лозунг рыцарской вольницы: «Вассал моего вассала, не мой вассал». Ношение рыцарской амуниции, управление боевым конем всему этому обучался рыцарь с трех летнего возраста. Как могла научится всему этому, допустим зажиточная горожанка и тем более уж не могла богатая крестьянка. Рыцарская каста была закрыта для пришельцев из вне.
2 июня 1429 г. по юлианскому календарю (13 июня — по григо¬рианскому) Карл VII наделил Жанну гербом, видимо — в память об освобождении Орлеана. Этот герб никогда в прошлом не принад-лежал д' Аркам, герб которых выглядел совсем иначе (он был сим¬воличным, «говорящим»).
Этьен Вейлль-Рейналь в своей книге «Двойная тайна Жанны Девственницы» на странице 60 и 61 приводит исторические данные, каса¬ющиеся королевской грамоты, наделившей Жанну гербом. В той же книге он воспроизведен на вклейке (№ 5), страница 16 — 17. Прежде он был воспроизведен на странице 33 книги Жерара Песма «Жанна д'Арк не была сожжена» (Париж, 1960).
Вот текст грамоты: «Во второй день июня 1429 г. названный гос¬подин король, прознав про подвиги Жанны Девственницы и побе¬ды, одержанные во славу Господа, наделил, находясь в городе Ши-ноне, гербом названную Жанну, во украшение ее штандарта и ее самой, по нижеследующему образцу, вверив герцогу Алансонскому и названной Жанне».
Отметим, что тут ни слова не было сказано о семействе д'Арк и об этой фамилии. Гербом наделялась только лично Жанна.
Жан Жакоби в своем исследовании «Знатность и герб Жанны д'Арк» на странице 11 приводит письмо короля Англии и статью 58 руанского «дела», в которых приводится описание данного герба: «Щит с лазурным полем, в котором две золотые лилии и серебряный меч с золотым эфесом острием вверх, увенчанный золотой короной» Этот старинный текст точно воспроизводит все элементы данного герба.

Изображение

Некоторые авторы в этой короне усмотрели королевский венец символизирующий таким образом деяние Жанны, возвратившей Карлу VII ту королевскую власть, которая у него оспаривалась. Другим было угодно усматривать в мече темную полосу «не закон, но рожденность», которая свидетельствовала о королевском происхождении владелицы герба, рожденной в прелюбодеянии братом Карла VI Луи Орлеанским и королевой Изабо Баварской. По m мнению, все это доказывает, что Жанна была сестрой — или свод ной сестрой — Карла VII.

Изображение

Нашлись и такие, кто справедливо утверждает, что меч ни когда не символизировал «черной полосы»; но они же усмотрели в этой короне венец, типичный для престолонаследника Франции. Жанна никоим образом не могла обладать в гербе венцом престола наследницы, а уж тем более передавать его Карлу VII в виде королевской короны. То была бы сущая бессмыслица. Более того, корона французских дофинов — замкнутая, как, впрочем, и королевская, а корона в гербе Жанны -открытая. Тогда некоторые авторы выдвинули гипотезу о короне «детей Франции». Среди них — Пьер де Сермуаз в его книге «Миссии Жанны Девственницы». Но корона, увенчивающая меч в гербе нашей героини, не соответствует традиционному образцу, которым наделялись упомянутые «дети Франции».
Напротив, это именно такая корона, которую классическая геральдика помещает в гербах «принцев крови». Подробней в «Начальном трактате о гербе» Альфонса Лабитта, страница 162, и к труду Пьера Жубера «Лилии и львы, введение в искусство герба» (Париж, 1944 предисловие Арно де Корби, члена Французского общества геральдики и науки о печатях), а именно к главе «Внешние украшения тэмбр».
Такое сопоставление оказывается плодотворным и дает возможность решить интересующую для нас задачу.

Изображение
Памятник в соборе «Архангела Михаила»
в Дижоне (Бургундия)

Из него следует, что в глазах Карла VII Жанна не обладала рангом престола наследницы, а также «дочери Франции». Ее положение было только положением принцессы крови. Тем самым подразумевалось, что она таки была дочерью Луи Орлеанского — но никоим образом не Карла VI и Изабо Баварской, ибо в этом случае она считалась бы «дочерь Франции». Но в таком случае кто же был тогда матерью Жанны? Мы вновь вынуждены назвать Изабо — официальную любовницу Луи Орлеанского.
Могут опять же возразить: Жан Дюнуа, сын Луи Орлеанского и Марьетт д'Энгьен, прозванный Бастардом Орлеан¬ским, гордо носил это прозвище. В третьем лице о нем гово¬рили: «Монсеньор Бастард», и в гербе у него «на лазурном фоне были три золотых цветка лилии, цветка Франции, с се¬ребряной гербовой связкой из трех подвесок, каковые при¬надлежат Орлеанскому роду, с красным жезлом, концы кото¬рого не достают краев щита, каковой принадлежит Дюнуа, «Бастарду Орлеанскому». Он стал графом де Лонгвиллем, гра¬фом де Дюнуа, королевским наместником королевства Фран¬ции, и его «темная полоса в гербе» (короткий красный жезл) была убрана, когда он получил от Карла VII королевскую грамоту, наделявшую его титулом законного принца, велико-го камергера Короны .
Но в таком случае почему же тогдашние гербовые судьи, столь дотошные в области геральдики, не объявили о подлин¬ном происхождении Жанны, как они сделали это для ее сводно¬го брата Дюнуа? Да потому, что «официальная» мать Жана Дю¬нуа была известна всем и это не создавало никаких политиче¬ских проблем. Феодалы в средние века не отрекались от своих побочных детей, напротив!
Но признать, что Жанна — дочь Луи Орлеанского и короле¬вы Изабо, законной супруги Карла VI, признать незаконнорож¬денность этого ребенка, явившегося на свет в результате пре¬любодеяния, значило бы утверждать то же самое о ее сводном брате Карле VII, что было провозглашено уже его собственной матерью в Трактате, заключенном в Труа. Но в статье V «Пра¬вил, определяющих условия получения французской короны», оговорено, что суверен должен быть рожден в праведном, за¬конном браке, в результате брака его родителей. Вот почему за Жанной признали лишь статус принцессы крови; и вот почему король Англии на ее процессе велел предъявить ей упрек в том, что она использовала и носила «превосходнейший герб Фран¬ции. Уж он-то не заблуждался насчет характера герба, кото¬рым была наделена Орлеанская Девственница.

Изображение
Герб Жанны Девственницы
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Gosha
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2337
Зарегистрирован: 01 апр 2007, 10:16
Откуда: Moscow

Re: Двойная тайна «Орлеанской Девы»

Сообщение Gosha » 03 авг 2012, 16:28

СТРАННАЯ КАЗНЬ

Изображение
Сожжение Жанны (фреска)
Вот первое замечание, которое необходимо сделать с самого начала: официальная дата казни была произвольно установлена Теперь, конечно, принимают дату 31 мая 1431 г. Однако английские летописцы Уильям Кэкстон, Полидор Виргилиус заверяют, что казнь состоялась в феврале 1432 г. Отметим, однако, что такая разница не следует никоим образом из того, что в те времена год начинался на Пасху. Итак, французские летописи говорят о 1431 годе, английские — о 1432 годе. Весьма существенное противоречие! Хотя вполне объяснимое, если мы возьмем французскую дату за дату «казни» Жанны и к ней прибавим девать месяцев тюремного содержания, то получим английскую дату февраль 1432 года, дату возможного освобождения Жанны. Президент Эно (1685 — 1770), суперинтендант в штате королевы Марии Лещинской, которая очень сердечно относилась к нему, получил, наряду с Шереном, доступ к самым тайным архивам Короны. В своих «Meмуарах» он называет дату казни Жанны — 14 июня 1431 года. Жан де Серр, брат Оливье де Серра, которого Генрих IV назначил историографом Франции, в своем «Обзоре истории Франции» (1597) сообщает о том, что это событие имело место 6 июля 1431 года. Что еще удивительнее, в рукописи Дома Гренье о Пикардии, принадлежащей Национальной библиотеке, содержится «Летопись» за 1492 год, составленная Жаном де Ла Шапеллем. Так вот, этот автор уверяет, что, прежде чем предать ее огню (Жанну), Девственнице отрубили голову. Надо согласится, что с самого начала во всей этой истории с сожжением Жанны имеется много неясностей. Не меньше их и в дальнейшем. Судите сами. В рукописи монсеньора Пьера Кошона, хранящейся в библиотеке Национального собрания, находим следующее воспроизведение приговора, вынесенного Жанне: «Тем не менее, поскольку, как мы только что отметили, ты дерзновенно погрешила против Господа и его святой церкви, мы, судьи, чтобы ты могла предаться спасительному покаянию, со всем нашим милосердием и умеренностью осуждаем тебя окончательно и бесповоротно на вечную тюрьму, хлеб страдания и воду тоски так, чтобы ты могла там оплакивать свои грехи и больше не совершала таких, которые пришлось бы оплакивать». Вот уже нечто, способное нарушить покой сколько ни будь наблюдательных исследователей. Ведь одна из аксиом древнейшего права заключается в том, что к факту, по которому вынесен приговор, уже не возвращаются как правило. Вот почему уже кажется подозрительным появляющийся в конце концов костер. Но протокол, то есть документы самого «руанского» процесса в их подлинном виде, давно уже исчез. Пьер Кошон затратил шесть лет на то, чтобы переписать их за¬ново и по-латыни. Чего ради? Что именно подлежало уничтожению в оригиналах протокола? Опять же текст, находящийся в Ан¬глии, отличается от того, которым располагает Франция. Согласно народной молве, Жанна не была казнена.

Изображение
Башня в Руане, где содержалась Жанна
Ее подменили другой заключенной. Молва эта была такой настойчивой, что Парижский университет ввиду отсутствия юридических документов распорядился начать расследование против Кошона, поскольку его действия казались подозрительными. И ему — Кошону — пришлось погрузиться в целый океан юридических хитросплетений, чтобы доказать, что никаких нарушений закона совершено не бы¬ло, как не было ни сделок, ни подтасовок. Но ему пришлось нелегко. Ибо в те времена Парижский университет был высшей бого¬словской инстанцией церкви во Франции, церкви, выносившей свои решения после совместных обсуждении. Англичанин Уильям Кэкстон, родившийся в 1422 году в графстве Кент, в своей «Летописи Англии» в 1480 года заявляет, что во время поездки ко двору герцога Бургундского он узнал, что Жанна Дев¬ственница провела в заключении девять месяцев после сцены сожжения на костре в Руане. Есть свидетельства, которые касаются Жанны в различных документах английских архивов, что «спустя девять лет после костра, разведенного в Руане, Жанна получала пенсию от государства (короля Карла VII) в 1441 году».
Вероятности отрицать не могу, достоверности не вижу. М. Ломоносов
Аватара пользователя
Gosha
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 2337
Зарегистрирован: 01 апр 2007, 10:16
Откуда: Moscow


Вернуться в Новые теории

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2

cron