Нестор Летописец и пасквиль о «выборе веры»

Модераторы: Tibaren, Лемурий

Нестор Летописец и пасквиль о «выборе веры»

Сообщение Андрей Ляпчев » 30 май 2015, 19:47

Преподобный Нестор Летописец по справедливости может быть назван «отцом русской истории». Он является основным автором знаменитой «Повести временных лет», древнейшего дошедшего до нас и лучшего летописного свода Киевской Руси. «Повесть» является основным письменным источником по истории Руси со второй половины IX до начала XII века от Рождества Христова. Перу Нестора также принадлежат жития страстотерпцев Бориса и Глеба и преподобного Феодосия Печерского.
А о жизни самого Нестора мы знаем очень мало. Родился он предположительно в 1056 году, а умер в 1114 году. Семнадцати лет от роду Нестор пришёл в Печерский монастырь, где и прожил всю оставшуюся земную жизнь.
Как работал преподобный Нестор над «Повестью временных лет» и насколько он был независим в своих изысканиях?
Несомненно, он трудился по благословению настоятеля Печерского монастыря и, будучи монахом, подчинялся игумену. А монастырь, в свою очередь, зависел и от киевского князя, и от киевского митрополита... Печерский монастырь находился за пределами городских стен Киева и не был надёжно защищён от неприятеля. (В «Повести» есть рассказ о том, как в 1096 году монастырь захватили и разграбили половцы.) Следовательно, в то время большой библиотеки в самом монастыре, вероятнее всего, не имелось. Но Нестор пользовался многочисленными письменными источниками. Где же он брал книги?
Сам Летописец рассказывает о том, что князь Ярослав Мудрый «книги любил, читая их часто и ночью и днем. И собрал писцов многих, и переводили они с греческого на славянский язык. И написали они книг множество, ими же поучаются верующие люди и наслаждаются учением божественным... Ярослав... любил книги и, много их написав, положил в церкви святой Софии, которую создал сам. Украсил ее золотом, серебром и сосудами церковными, и возносят в ней к Богу положенные песнопения в назначенное время».
Именно этими книгами в основном и пользовался преподобный Нестор. Конечно, книги в «библиотеке Ярослава» не были в открытом доступе, а для знакомства с особо ценными фолиантами требовалось «специальное разрешение». И если у Нестора была возможность беспрепятственно изучать книги, то у тогдашнего киевского князя Святополка Изяславича и у киевских митрополитов была возможность контролировать работу Летописца... Но к чести людей того далёкого времени следует признать, что за свой труд преподобный Нестор отвечал прежде всего перед Богом, а не перед земным начальством. В «Повести» сохранены для потомков факты, весьма неприятные и для княжеской династии, и для церковного руководства. И это не какие-то «фиги в кармане», а честный пересказ сведений, изложенных в старинных книгах или сохранившихся в памяти народной...
Во многих современных публикациях можно прочитать, что Нестор был монахом Киево-Печерской лавры. Это не совсем правильно: наименование лавры Печерский монастырь получил лишь в 1598 году. Неточность не принципиальная, но весьма типичная: очень часто мы переносим реалии сегодняшнего дня на прошлые века. Например, в «Повести» Нестора не упоминается о крещении киевского князя Аскольда, хотя факт крещения известен по другим средневековым источникам. Почему? Уважаемый академик Борис Александрович Рыбаков (1908–2001) высказал предположение, что это «вполне объяснимо жёстко проводимой в XI–XII вв. тенденцией связывать крещение Руси только с именем одного Владимира Святого, решительно отвергая миссионерскую деятельность греков в IX в. (Фотий, Игнатий)». Большинство современных историков согласно с объяснением Рыбакова. Но это мнение историков ХХ века, для которых факт крещения Аскольда является свидетельством миссионерской деятельности греков в IX веке... (На Руси византийцев называли «греками» потому, что государственным языком в Византии был греческий язык.) А для христиан XI–XII веков факт крещения Аскольда и его последующего убийства язычником Олегом говорил, прежде всего, о неудаче, о поражении христианства. Во все века люди старались не вспоминать о своих поражениях и средневековые византийцы – не исключение. Поэтому именно греки могли «позаботиться» о том, чтобы на Руси было поменьше письменных упоминаний о крещении Аскольда. Можно ведь и так рассуждать... А можно предположить, что в XI–XII веках вопрос о неудачной попытке крещения Руси в IX веке был уже неактуальным и не нужно искать следов какой-либо тенденциозности: просто преподобный Нестор не знал о крещении Аскольда по не совсем понятным для нас причинам...
Все люди иногда искренне ошибаются, а уж историки, – в том числе очень хорошие историки, – и подавно! Сведений о далёком прошлом очень мало, зато информации о недавнем прошлом больше, чем нужно. Очевидцы дружно и чистосердечно противоречат друг другу, а люди, знающие правду, или молчат, или лукавят...
Разумеется, ошибался и Нестор. Самой значимой его ошибкой было включение в «Повесть временных лет» рассказа о выборе вер князем Владимиром Святославичем...
Но здесь любознательные читатели могут аргументированно возразить мне: «Рассказ о "выборе вер" выдумали в начале XII века и, следовательно, включили в текст летописи уже после смерти преподобного Нестора. Об этом говорится в трудах академиков Е.Е. Голубинского и В.О. Ключевского...»
Рассмотрим доводы наших великих историков.
Евгений Евсигнеевич Голубинский (1834–1912) в «Истории Русской Церкви» пишет так:
«К великому князю Киевскому приходят послы от разных народов с предложением своих вер; князь посылает своих послов к народам для осмотра вер на местах; наконец, из всех вер Русские выбирают веру самую лучшую: вот эта, всем более или менее известная, повесть о крещении Владимира. Прискорбна обязанность посягать на то, относительно чего весьма многие так привыкли и так хотели бы не сомневаться и в чем тщеславие этих весьма многих находит такое себе удовлетворение. Но неумолимый долг историка заставляет нас сказать, что повесть эта не заключает в себе ничего истинного, что она есть позднейший вымысл и притом даже вымысл, по всей вероятности, не русский, а греческий. (...)
Предположим, что повесть принадлежит самому летописцу. Можно ли, соблюдая некоторую серьёзность, принимать, чтобы все речи послов, которые он передает, были подлинными их речами, а не просто собственным его сочинением? Если бы летописец был непосредственным современником, если бы он даже стоял на дворе великокняжеском в то время, как послы были у Владимира, то и тогда он мог бы только до некоторой степени передать содержание речей, но никак не самые речи в• их подлинном виде. Но летописец жил и писал спустя сто слишком лет после Владимира. (...)
Совершенную очевидность того, что речи не могут быть ни чем иным, как позднейшим вымыслом, пространно доказывать мы стесняемся, потому что она так очевидна и потому что в области не церковной истории доказывать это считается уже излишним и несколько странным. Но возьмите наконец самые речи. Неужели проповедники магометанские могли приходить к Владимиру затем, чтобы держать пред ним возможно срамные речи и таким образом доказать ему, что вера их есть самая срамная в мире? Неужели проповедники еврейские приходили затем, чтобы сказать, что Евреи суть народ, Богом отверженный? Неужели проповедники папские только и могли сказать то, что влагает им в уста повесть, и не ясно ли, что не имеющий смысла ответ Владимира: "Идете опять, яко отци наши сего не прияли суть", значит то, что от одинаковых с Греками христиан составитель повести не видел возможности отделаться со смыслом? (...)
На вопрос: каким образом кому-то пришло в голову сочинить нашу повесть, общий ответ есть тот, что таким же образом, каким тысяче других людей приходило в голову сочинить тысячу других повестей, т. е. что люди вообще одарены наклонностью сочинять. Нашелся человек, которому хотелось заставить мир верить той истине, что мы – Русские выбирали веру из всех вер и выбрали ту, которую нашли самою лучшею, и вот он и сочинил повесть. Если мы примем, что первоначальный автор повести был Грек, тогда для нас станет еще понятнее, каким образом она могла явиться. Средневековые Греки ни малейше не стеснялись измышлением, как очень хорошо знает это всякий, кто имеет с ними хотя небольшое знакомство: а между тем для какого Грека не могло быть приятным и желательным убедить Русских в том, что вера, которую они – Русские приняли от них – Греков есть вера самая лучшая? (...)
После первой редакции явилась вторая, в том дополненном и обработанном виде, как читается повесть в летописи. (...) Практическая цель нашей редакции повести есть та, чтобы укрепить русских людей в привязанности к своей вере и усилить в них отвращение к чужим верам...»
Это лишь краткие выписки из труда Е.Е. Голубинского. Он приводит и много других аргументов, доказывающих несостоятельность летописного рассказа о «выборе вер» и здесь я полностью согласен с нашим выдающимся православным историком.
Но в концепции Голубинского нет ответа на один достаточно серьёзный вопрос: «Почему религиозные фанатики XII века "спрятали" пасквиль против иноверцев в текст летописи, относящийся к событиям 986–988 годов, и больше к этой теме не возвращались? А ведь преподобный Нестор довел "Повесть временных лет" до 1110 года...»
Василий Осипович Ключевский (1841–1911) не добавил к аргументам Голубинского ничего существенного, зато выдвинул один весьма наивный довод:
«Сказание о крещении Руси при Владимире... отличается полемической окраской, желанием охулить все веры, кроме православной. И это сказание, очевидно, не принадлежит начальному летописцу, а вставлено в свод его составителем. В нем уцелел намек на время его составления. Когда ко Владимиру пришли евреи с предложением своей веры, князь спросил их: "Где земля ваша?" Миссионеры отвечали: "В Иерусалиме". – "Полно, так ли?" – переспросил их князь. Тогда миссионеры сказали напрямки: "Разгневался бог на отцов наших и расточил нас по странам грехов ради наших, и предана была земля наша христианам". Если бы повествователь разумел первых, кто покорил землю евреев, он должен был бы назвать язычников римлян; если бы он разумел властителей Иерусалима, современных Владимиру, то он должен был бы назвать магометан; если же он говорит о христианах, ясно, что он писал после завоевания Иерусалима крестоносцами, т. е. в начале XII столетия (после 1099 г.)».
По Ключевскому получается, что неизвестный фальсификатор был человеком очень добросовестным и заботился о том, чтобы всё, сказанное евреями, соответствовало истине... Но ведь это совсем не так. Разумнее предположить, что пасквилянту было безразлично, кто в 986 году на самом деле владел Иерусалимом...
Академик Голубинский блестяще доказал, что рассказ о выборе вер князем Владимиром является сознательным вымыслом. Но он ошибся во времени и неправильно понял основную цель греческого фальсификатора...
Если из «Повести временных лет» убрать погодные записи, относящиеся к 986–988 годам, то в тексте не останется ни одной строчки, направленной против мусульман или «латинян». Более того, рассказывая о трудах равноапостольных братьев Мефодия и Кирилла, Нестор восхваляет одного из римских пап:
«И рады были славяне, что услышали они о величии Божьем на своем языке. Затем перевели Псалтырь и Октоих и другие книги. Некие же люди стали хулить славянские книги и говорили, что-де "ни одному народу не следует иметь свою азбуку, кроме евреев, греков и латинян, как в надписи Пилата, который на кресте Господнем написал только на этих языках". Услышав об этом, папа римский* осудил тех, кто ропщет на славянские книги, сказав так: "Да исполнится слово Писания: "Пусть восхвалят Бога все народы", и другое: "Пусть все народы восхвалят величие Божие, поскольку дух святой дал им говорить". Если же кто бранит славянскую грамоту, да будет отлучен от церкви, пока не исправится; это волки, а не овцы, их следует узнавать по поступкам их и беречься их. Вы же, дети, послушайте божественного учения и не отвергните церковного поучения, которое дал вам наставник ваш Мефодий"...».
Греческий фанатик, ненавидевший «папежников», этот текст или совсем убрал бы, или заменил слова «папа римский» на «патриарх константинопольский»...
В статье, относящейся к 996 году, Нестор пишет:
«Владимир любил дружину и с нею совещался об устройстве страны и о войне, и о законах страны, и жил в мире с окрестными князьями – с Болеславом Польским, и со Стефаном Венгерским, и с Андрихом Чешским. И были между ними мир и любовь».
Все три упомянутых князя были «латинянами», образованные греки это знали, но упоминание о дружбе Владимира Святославича с «папежниками» сохранилось до нашего времени...
Но если и сам Нестор к пастве папы римского относился вполне лояльно, и никакой «антиримской редактуры» после его смерти не было, откуда в «Повести временных лет» появилась хула на «латинян»?
Самое простое и логичное объяснение такое: баснословный рассказ о «выборе вер» был изложен в одной из книг, хранившихся в «библиотеке Ярослава». Книга эта была достаточно старая, старше самого Нестора. К рукописному слову великий летописец относился с уважением и с доверием, поэтому и принял выдумку за правду...
Здесь уважаемые Читатели вправе спросить: «А сами-то вы откуда знаете, что была такая книга? Может быть, вы тоже ошибаетесь?»
Может быть...
Человечество ещё не придумало методов безошибочной реконструкции прошлого. Поэтому я просто изложу версию того, что произошло около тысячи лет назад, а уж Вы, уважаемые Читатели, сами решайте, насколько эта версия убедительна...
В летописном рассказе о Крещении Руси есть одно очень важное умолчание: совсем не упоминается Болгария на Балканах, единственная христианская страна, где в то время богослужение велось на славянском языке. Получается, что Владимир Святославич с «болгарами магометанской веры» переговоры вел, а вот поговорить с болгарами-славянами христианской веры не додумался... Славянская Болгария вела многолетние войны с Византией. Логично предположить, что князь Владимир Святославич поддерживал в этих войнах Болгарию. Существует даже гипотеза, что при Владимире Святом церковь на Руси не подчинялась константинопольскому патриаху, а находилась в канонической зависимости от Болгарской Ахридской епископии. (Об этом, в частности, пишет профессор Антон Владимирович Карташёв (1875–1960) в «Очерках по истории Русской Церкви».) В Киеве существовала и «греческая партия», действовавшая в интересах Византии. Особых успехов при жизни Крестителя Руси греки не добились, но пакостить помаленьку могли. (Именно греки распускали по свету слухи о необычайной похотливости князя Владимира.)
В 1015 году умер Владимир Святой, а в 1018 году православное Болгарское царство пало под натиском Византии. Вполне естественно, что греки попытались укрепить своё влияние на Руси, но новый киевский князь Ярослав Мудрый правил в интересах своей страны, которые не всегда совпадали с византийскими интересами. Конфликт между Русью и Византией в 1043 году перешёл в открытую войну, о чем рассказывается в «Повести временных лет». Мир установился «спустя три года», в 1046 году.
Вражда между Ярославом и греками наверняка не ограничивалась одной войной 1043 года. В «Повести временных лет» есть сообщения о печальной судьбе князя Судислава, брата Ярослава Мудрого. В 1036 году «посадил Ярослав брата своего Судислава в темницу, во Пскове – был тот оклеветан ему». В 1059 году «Изяслав, Святослав и Всеволод освободили дядю своего Судислава из поруба, где сидел он 24 года, взяв с него крестное целование; и стал он чернецом». В 1063 году «Судислав преставился, брат Ярослава, и погребли его в церкви святого Георгия...»
Об этой истории очень любят вспоминать современные критики Ярослава Мудрого...
Но откуда Нестор мог знать, что Судислав оклеветан, а не наказан за реальные прегрешения? И кто мог позаботиться о том, чтобы эти известия сохранились и попали в летопись?
После смерти отца Судислав Владимирович не участвовал в междоусобице между претендентами на киевский стол. Скорее всего, он был слишком молод для этого. Следовательно, матерью Судислава была византийская царевна Анна, умершая в 1011 году. В окружении Анны были приехавшие вместе с ней из Византии греки и воспитывался Судислав в «прогреческом духе». И Ярослав, брат Судислава, и Владимир, их отец, стали киевскими князьями не «по закону», а в результате междоусобной войны между братьями. Что мешало Судиславу при поддержке Византии отобрать власть у своего брата? Именно в таких намерениях могли обвинить Судислава. Клевета это была или правда – мы никогда не узнаем. Но после смерти Ярослава Мудрого «греческая партия» могла добиться полной реабилитации сына византийской царевны. Тем более, что Ярослав Мудрый в конце жизни примирился с греками и даже женил своего сына Всеволода на греческой царевне из дома Константина Мономаха...
А теперь вернёмся к рассказу о «выборе веры». Издеваясь над папскими проповедниками греческий автор косвенно осуждал и Ярослава Мудрого, связанного с «латинянами» многочисленными династическими браками. Сам Ярослав был женат на дочери короля Швеции. Дочери Ярослава были выданы замуж за королей Норвегии, Венгрии и Франции. Сестра Ярослава Мария Добронега была выдана замуж за короля Польши, на сестре которого позднее женился сын Ярослава Изяслав. Ещё три сына Ярослава были женаты на сестре Трирского епископа и, – предположительно, – на дочерях графа Штадского и маркграфа Саксонского... При таких родственниках правящего киевского князя ругать «латинян» было, может быть, и не безопасно. Следует отдать должное смелости греческого патриота...
Династических браков с мусульманами у семьи Ярослава Владимировича не было, зато была вероятность заключения совместного военного союза против Византии. Одно из древнейших правил внешней политики гласит: «Враг моего врага – мой друг». А мусульмане и Византия являлись давними противниками, так что «компромат на мусульман» византийцам на Руси был нужен...
Таким образом книга о «выборе вер» вполне могла быть написана греками в период княжения Ярослава Мудрого, умершего в 1054 году. Тогда же распространялись и списки с этой книги. При жизни Ярослава такого списка в созданной им библиотеке наверняка не было. Но библиотека пополнялась и при сыновьях Ярослава. Напомню, что один из них, Всеволод, был женат на гречанке и принимал участие вместе с братьями в освобождении из поруба своего дяди Судислава. Всеволод Ярославич был человеком очень образованным, знал пять языков. Он княжил с 1078 по 1093 год.
Преподобный Нестор характеризует Всеволода Ярославича, как человека доброго, но слабохарактерного: «Горе было ему от племянников его, так как начали они ему досаждать, один желая одной волости, а тот другой; он же, чтобы замирить их, раздавал им волости. В этих огорчениях появились и недуги, а за ними приспела и старость, И стал он любить образ мыслей младших, устраивая совет с ними; они же стали наущать его, чтобы он отверг дружину свою старшую, и люди не могли добиться правды княжой, начали эти молодые грабить и продавать людей, а князь того не знал из-за болезней своих...»
Нет ничего удивительного, что при таком князе энергичные греки могли и свой пасквиль поместить в главной библиотеке Руси, и некоторые летописи подправить...
Я полагаю, что византийцы такой возможностью воспользовались в полной мере...
Деятельность греков на Руси нельзя оценивать однозначно. Русь наследовала много хорошего от Византии. Первые древнерусские храмы построены и украшены под руководством греческих мастеров. Киевская митрополия, возглавляемая греками, старалась погасить княжеские междоусобицы... А различных фальсификаторов и пасквилянтов хватает и сейчас, без всякого византийского влияния...
----------------------------------------------------
Примечание: *Мудрым папой римским, способствовавшим распространению славянской грамоты, был Адриан II, папа в 867–872 годах.

КРАТКАЯ БИБЛИОГРАФИЯ:
Памятники литературы Древней Руси. Начало русской литературы. XI – начало XII века. – М.: Художественная литература, 1978. – 413 с.
Голубинский Е.Е., История Русской Церкви. Том 1. Часть 1. // http://www.odinblago.ru/golubinskiy/
Ключевский В.О., Русская история. Полный курс лекций в трех книгах. Кн. 1. – М.: Мысль, 1993. – 572 с.
Карташёв А.В., Очерки по истории Русской Церкви. Том 1 – М.: ЭКСМО-ПРЕСС, 2000. – 848 с.
Как была крещена Русь. – М.: Политиздат, 1990. – 320 с.

http://www.proza.ru/2015/05/30/1604
Последний раз редактировалось Андрей Ляпчев 31 май 2015, 04:02, всего редактировалось 1 раз.
Андрей Ляпчев
Логограф
Логограф
 
Сообщения: 64
Зарегистрирован: 15 дек 2011, 16:57

Re: Нестор Летописец и пасквиль о «выборе вер»

Сообщение Лемурий » 30 май 2015, 21:29

Вообще-то до Нестора существовал Древнейший Киевский Свод 1039 года, который в 1073-м редактировал Никон Великий, а также Новгородская летопись 1050 года. Нестор только переписал предыдущие лeгенды...
Модератор форума "Слово о полку Игореве"
Sermo datur cunctis, animi sapientia paucis
Аватара пользователя
Лемурий
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 19575
Зарегистрирован: 18 авг 2006, 18:54
Откуда: Mосква

Re: Нестор Летописец и пасквиль о «выборе веры»

Сообщение Андрей Ляпчев » 31 май 2015, 04:11

То есть Никон Великий "редактировал", а Нестор только "переписал"?
Я что-то про это читал...
Вспомнил: А.А. Шахматов «"Повесть временных лет" и её источники» и ещё «Разыскания о русских летописях»...
Там тоже много спорного...
Есть и такая версия, что Нестору Летописцу принадлежит окончательная редакция ПВЛ...
В любом случае, спасибо Вам, уважаемый Лемурий, что разговор опять на евреев не перешёл.
Андрей Ляпчев
Логограф
Логограф
 
Сообщения: 64
Зарегистрирован: 15 дек 2011, 16:57

Re: Нестор Летописец и пасквиль о «выборе веры»

Сообщение Лемурий » 31 май 2015, 20:59

Андрей Ляпчев писал(а):В любом случае, спасибо Вам, уважаемый Лемурий, что разговор опять на евреев не перешёл.

Да как же ему перейти, это же ДО схимы, когда Никон Великий был Иларионом Киевским, то писал:

    Яко же и бысть. Пришедъше бо римляне, плѣниша Иерусалимъ и разбиша ú до основаниа его. Иудейство оттолѣ погыбе, и законъ по семь, яко вечерьнѣи зарѣ, погасе, и расѣяни быша иудеи по странамъ, да не въкупь злое пребываеть...(СЗБ)
А после схимы это же совсем другое дело...
Модератор форума "Слово о полку Игореве"
Sermo datur cunctis, animi sapientia paucis
Аватара пользователя
Лемурий
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 19575
Зарегистрирован: 18 авг 2006, 18:54
Откуда: Mосква

Re: Нестор Летописец и пасквиль о «выборе веры»

Сообщение Nikola » 03 июн 2015, 09:08

Монахи НЕ МЕНЯЛИ имен. Схима принимается один раз - то же, что постриг. Так что Иларион либо был расстрижен, либо помре Иларионом. О том, что Никон хоть как-то касался летописания, известий нет. Это Лемурий придумал.
Nikola
Фукидид
Фукидид
 
Сообщения: 1566
Зарегистрирован: 09 сен 2006, 13:12
Откуда: Москва

Re: Нестор Летописец и пасквиль о «выборе веры»

Сообщение Лемурий » 03 июн 2015, 09:30

Nikola, Вы неисправимы:

Святой Илия (Иоанн) Новгородский родился в самом Новгороде и там же сначала был пресвитером при церкви святого Власия. В этом скромном служении Илия столько сделался известен своими добродетелями, что по смерти епископа Аркадия единогласно избран был новгородцами на святительскую кафедру. Новые подвиги благочестия еще более возвысили Илию в глазах новгородцев, и он по желанию своей паствы первый в России удостоился (1165) получить титул архиепископа, перешедший и к его преемникам. В продолжение долговременного своего святительства Илия построил несколько церквей вместе с братом своим Гавриилом, который наследовал и его кафедру. Незадолго пред кончиною (1185) Илия оставил престол и принял схиму под именем Иоанна. Господь прославил угодника своего еще при жизни разными чудесами. Мощи его, открытые в 1439 г., почивают в новгородском Софийском соборе, а память совершается Церковию 7 сентября.
------
Митрополит Макарий. История Русской церкви. Том 2, отд.3

Читайте М.Д. Приселков (Очерки...§61.) - о принятии схимы митрополитом Иларионом и смены им имени на Никон Великий..
Модератор форума "Слово о полку Игореве"
Sermo datur cunctis, animi sapientia paucis
Аватара пользователя
Лемурий
Модератор форума
Модератор форума
 
Сообщения: 19575
Зарегистрирован: 18 авг 2006, 18:54
Откуда: Mосква


Вернуться в Средние века

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2